Баскетбол на Куличках
Новости
НЕБЛ
Фото
Видео
Россия
НБА
Еврокубки
Гостевая книга
Контакты
Архив
Rambler's Top100
TopList
border=0
Stolica.ru
border=0
Реклама в Интернет border=0
border=0
Суперлига А. Махмуд АБДУЛ-РАУФ
Неделю назад звезда НБА 90-х годов Махмуд Абдул-Рауф дебютировал в пермском "Урал-Грейте". А два дня спустя знаменитый американец дал интервью корреспонденту "СЭ".

Махмуд АБДУЛ-РАУФ

ИЗ-ЗА ПОЛИТИКИ ДВЕРИ В НБА ДЛЯ МЕНЯ НАВСЕГДА ЗАКРЫТЫ


ДОСЬЕ "СЭ"


Махмуд АБДУЛ-РАУФ

Родился 9 марта 1969 года в Галфпорте (штат Миссисипи, США). Защитник. Рост 186 см. Вес 73 кг.

В сезонах-88/89 - 89/90 выступал за команду университета "Луизиана Стэйт". Дважды попадал в символическую пятерку чемпионата NCAA. Среднестатистические показатели в NCAA - 29,0 очка, 3,6 передачи и 3,0 подбора за игру.

В первом раунде драфта-90 под № 3 был выбран клубом НБА "Денвер Наггетс", в котором провел 6 следующих сезонов. В 1996 году был обменян в "Сакраменто Кингз" на Шарунаса Марчюлениса и право выбора во втором раунде драфта. После окончания сезона-97/98 уехал в Турцию, где один год выступал за "Фенербахче". Вернулся в НБА в сезоне-2000/01, подписав однолетний контракт с "Ванкувер Гризлиз".

Был включен во вторую символическую пятерку новичков НБА-90/91. Самый прогрессирующий игрок НБА-1992/93. В чемпионате-94/95 в матче против "Юты" набрал 51 очко, что стало вторым результатом сезона - после 53 очков Майкла Джордана. Дважды (1993/94, 1995/96) занимал 1-е место в чемпионате НБА по проценту реализации штрафных.

Среднестатистические показатели в регулярных чемпионатах НБА (586 матчей) - 14,6 очка, 3,5 голевой передачи, 1,9 подбора и 0,8 перехвата, в плей-офф НБА (15) -13,0 очка, 2,3 голевой передачи, 1,5 подбора и 0,5 перехвата за игру.

9 августа 1991 года принял мусульманство. В июле 1993 года сменил свое первое имя Крис Джексон на новое - Махмуд Абдул-Рауф.

Женат. Четверо детей.

34-летний ветеран, отыгравший почти 600 матчей за "Денвер", "Сакраменто" и "Ванкувер", два последних года в профессиональный баскетбол не играл. Ни в НБА, ни где-либо еще. Пик его карьеры, пришедшийся на середину 90-х годов, давно позади - сегодня Абдул-Рауфа помнят только болельщики со стажем. Добавляли скепсиса и примеры других бывших звезд НБА, без особого успеха пробовавших силы в российском чемпионате, - Роя Тарпли и Седрика Себаллоса. Однако дебют Рауфа в "Урал-Грейте" получился вполне приличным - 16 очков, 3 голевые передачи и 2 подбора за 31 минуту в матче Евролиги ФИБА против немецкого "Бамберга". А в воскресенье американец и вовсе стал самым результативным игроком матча суперлиги с ростовским "Локомотивом": 23 очка!

Впрочем, даже если бы игра в "Урал-Грейте" у Абдул-Рауфа не пошла, интереснейшим собеседником он бы все равно остался. Придя в НБА 13 лет назад под именем Крис Джексон, этот человек преодолел тернистый путь от любимца публики до мусульманина-изгоя.

"КРАСИВЫЙ СЛУЖИТЕЛЬ МИЛОСЕРДИЯ, ЗАСЛУЖИВАЮЩИЙ ПОХВАЛЫ"

- Привет, - раздался в телефонной трубке немного хрипловатый голос Абдул-Рауфа. Слово было произнесено по-русски. - Только не подумайте, что я собираюсь и дальше говорить на вашем языке. Слов пока не хватает. Кроме "привет" знаю "да", "круто", "рубль", "сок", "яблоко". (Смеется.)

- Не так мало! Вы делаете определенные успехи. А как вообще находите русский язык?

- Произносить слова несложно. Совсем другое дело - понимать окружающих. С этим у меня пока большие проблемы.

- Американцы не очень любят изучать иностранные языки. А вы кроме английского каким-нибудь владеете?

- Неплохо пишу и читаю по-арабски. Говорю, правда, с акцентом. Изучать арабский язык я начал в США в 1992 году, после того как принял ислам.

- Чем был продиктован этот шаг?

- На этот вопрос ответить очень сложно. Человек может найти себя в разных религиях и культурах. Оказалось, что моему внутреннему миру ближе ислам. Вот и все. Семейные корни и традиции тут абсолютно ни при чем. Наша семья принадлежала к баптистской церкви. Меня и моих братьев воспитывали в христианских традициях. Уже с раннего детства я старался заботиться о душе. Впрочем, назвать себя истинно верующим я тогда не мог.

- Приняв ислам, вы сменили имя - Крис Джексон превратился в Махмуда Абдул-Рауфа. Если не секрет, что означает ваше мусульманское имя?

- Махмуд - это значит "красивый и заслуживающий похвалы", Абдул - "служитель", Рауф - "милосердный". Религия управляет всей моей жизнью. Она влияет на то, что я ем, как одеваюсь, как отношусь к родным и близким. Ислам обогащает меня.

- Существует ли среди игроков НБА какое-то негласное "братство мусульман"?

- Безусловно. И сейчас, и когда я играл в НБА, мусульман там было не так уж много. Поэтому мы старались держаться вместе. Хаким Оладжьювон и Тарик Абдул-Вахад всегда были моими близкими друзьями. Сейчас я часто вижусь с Шарифом Абдур-Рахимом из "Атланты".

В ОДНОМ УНИВЕРСИТЕТЕ С Шакилом О'НИЛОМ

- Вернемся к тому времени, когда вас еще звали Крисом Джексоном. В каком возрасте начали всерьез задумываться о профессиональной баскетбольной карьере?

- В четвертом классе - лет в 9 - 10. Я бредил НБА и представлял себя игроком "Филадельфии". Моим кумиром был ее лидер Джулиус Ирвинг. Тогда он заменял мне религию. Мы целыми днями играли с братьями и друзьями на площадках Галфпорта (родной город Абдул-Рауфа в штате Миссисипи. - А.Б.) и воображали себя звездами НБА. Впрочем, родители к моему увлечению относились весьма спокойно.

- В университете ваша мечта начала приобретать реальные очертания?

- Да. Я был лидером команды университета "Луизиана Стэйт", становился вторым снайпером чемпионата NCAA. До сих пор помню свои достижения: один раз я набрал 55 очков, четыре раза - больше 50 и 11 - больше 40. Впрочем, до "Финала четырех" мы так ни разу и не добрались.

- Из той "Луизианы" кто-то еще заиграл в НБА?

- Конечно. К примеру, Шакил О'Нил. Знаете такого парня? Или мой любимый партнер по атаке Стэнли Робертс. Они были моложе меня и попали в НБА чуть позже.

- На драфте 1990 года вас выбрали под очень высоким третьим номером. Это был ожидаемый успех?

- С одной стороны, да - в рейтинге молодых баскетболистов я занимал одно из первых мест. В то же время я прекрасно помню, как билось сердце во время церемонии драфта. В голове крутилось: "А вдруг все сорвется? А вдруг меня не назовут?"

- Вашими соперниками на драфте-90 были Дэррик Коулмэн и Гэри Пэйтон. Царил ли вокруг вас такой же ажиотаж, как на драфте этого года вокруг Леброна Джеймса и Кармело Энтони?

- Нет. Конечно, каждый из нас хотел доказать другому, что он лучше, сильнее. Но окружающих это, по-моему, мало интересовало.

51 ОЧКО В КОЛЬЦО "ЮТЫ"

- Сегодняшний "Денвер" с Энтони чем-то напоминает тот, в котором играли вы?

- "Денвер" начала 90-х был "коммуной" молодых, "голодных" игроков. Нам потребовалось всего два года, чтобы выйти в плей-офф. Но главное - та команда показывала очень симпатичный баскетбол, который нравился болельщикам. Не только в Денвере, а по всей стране.

- Какую роль в той команде играл Дикембе Мутомбо?

- Дикембе был трудягой. Он никогда не тянул одеяло на себя. Пахал в защите, делал подборы и блок-шоты. Мутомбо вполне мог забивать больше, но предпочитал уступать это право другим.

- "Другие" - это прежде всего вы. Помните матч против "Юты", в котором набрали 51 очко?

- Конечно. Хотя если вы думаете, что разменять "полтинник" было для меня самоцелью, то ошибаетесь. В НБА очень тяжело пробиться в люди, если ты не стремишься выделиться, однако к личной статистике я всегда относился спокойно. А в том матче против "Юты" у меня просто пошла игра. Все мячи подряд залетали в кольцо. После того, как я довольно быстро проскочил рубеж 30 очков, партнеры начали специально снабжать меня передачами.

- Какой матч в составе "Денвера" вы считаете лучшим?

- Игру против "Финикса", в которой я набрал около 30 очков и сделал 20 голевых передач (15 ноября 1995 года. - А.Б.). А для всего "Денвера" лучшим стал пятый матч серии плей-офф с "Сиэтлом" в 94-м году. "Соникс" тогда занял 1-е место в регулярном чемпионате, но в плей-офф в овертайме решающей игры мы его все-таки дожали. Это был день Мутомбо. Мы все разом стали героями Денвера.

ФЛАГ США КАК СИМВОЛ ТИРАНИИ

- Что заставило вас покинуть "Денвер" в 1996 году?

- Вообще-то никуда уходить я не собирался. Да и руководство команды ни за что не обменяло бы меня - если бы не эта история с флагом и гимном США.

- Тогда вы 60 игр подряд демонстративно отказывались вставать при исполнении американского гимна, и НБА после долгих разбирательств подвергла вас дисквалификации.

- Никакой демонстрации в моем поведении не было. Просто я не хотел делать то, что противоречит моим религиозным принципам. Встать во время гимна - значит, поддаться националистическому позыву, а в культуре ислама подобное недопустимо. Ну а государственный флаг и вовсе представлялся мне символом тирании - исходя из моих знаний в области истории и политики США. Впрочем, после разговора с одним хорошим знакомым я вновь стал слушать гимн на ногах. Я стоял молча и молился за тех, кому несладко живется в Америке.

- Общественное мнение о вас сильно изменилось?

- Да. Годы, проведенные в "Сакраменто", я вспоминаю уже с сожалением. Мою карьеру специально стремились свести на нет. Давали меньше игрового времени, да и отношение болельщиков резко изменилось. Все вокруг считали, что я задел национальную гордость американцев. Мне было всего 27, а я уже чувствовал себя ветераном. То же самое повторилось и в "Ванкувере".

- Вы никогда не были чемпионом НБА, потому что не играли в командах, претендовавших на титул. Сейчас об этом не жалеете?

- Конечно, я мечтал стать чемпионом. Но в то же время совсем не стремился попасть, к примеру, в "Лейкерс". Потому что давно понял: в какой бы команде ты ни оказался, главное - сделать так, чтобы она побеждала чаще, чем до твоего прихода. Доказать свою силу, когда все считают тебя слабым, для меня намного интереснее, чем держаться на одном уровне, пусть и более высоком. Для "Лейкерс" даже первое место - не бог весть какое достижение. А любой другой результат сразу становится провалом.

ШТРАФНЫЕ ВО ИМЯ АЛЛАХА

- Вы вошли в историю НБА как один из лучших исполнителей штрафных - из 1161 броска за карьеру смазали всего 110 (90,5 процента реализации! - А.Б.). В чем секрет такой стабильности?

- В усиленных тренировках и умении концентрироваться перед каждым броском.

- Есть ли у вас специальный ритуал, который вы всякий раз исполняете перед штрафным - вроде воздушного поцелуя Джэйсона Кидда или поглаживания щеки рукой Джеффа Хорнасека?

- Ничего особенного я не делаю. Перед каждым броском три раза ударяю мячом в пол. Потом делаю вдох и произношу имя Аллаха.

- Что дал вам сезон в турецком "Фенербахче"?

- Я ближе познакомился с европейским баскетболом. За последние годы он совершил огромный скачок, и сейчас я уже не вижу принципиальной разницы в уровне подготовки игроков в Америке и в Европе. Свои недостатки есть и там, и там. Мировой баскетбол становится единым. Все помнят, чем закончился для сборной США последний чемпионат мира. И американцы зря полагают, что Олимпиада в Афинах будет легкой прогулкой для Dream Team.

- В 1998 году вы выбрали Турцию, потому что эта страна - исламская республика?

- Большинство мусульман Турции не живет по законам шариата, поэтому называть ее исламской республикой нельзя. Скорее она похожа на какую-нибудь европейскую страну. А "Фенербахче" я выбрал потому, что очень часто бывал в Стамбуле в качестве туриста. Освоиться в этом городе для меня не составляло труда.

ПЕРМЬ - ЭТО ЧЕРТ ЗНАЕТ ГДЕ!

- Вы любите путешествовать?

- Очень. Бывал в Иране, Египте, Саудовской Аравии, Южной Африке. И всегда мечтал посетить Россию. Если бы не это давнее желание, возможно, я не согласился бы на предложение "Урал-Грейта". Оно поступило три недели назад. Когда я впервые услышал слово "Пермь", сразу побежал к глобусу и, отыскав город, воскликнул: "Да это же черт знает где!" Впрочем, уже в следующую секунду я понял: раз речь идет о России, надо соглашаться.

- Бытовые условия в Перми вас устраивают?

- Полностью. Здесь даже есть мечеть, которую я завтра (в пятницу. - А.Б.) обязательно посещу.

- Чем вы занимались перед тем, как вас пригласили в "Урал-Грейт"?

- Поддерживал физическую форму в Галфпорте. Хотя я два сезона не выступал за профессиональные команды, в баскетбол играл чуть ли не каждый день. Последним летом побывал в тренировочных лагерях НБА и даже провел несколько контрольных матчей за "Атланту".

- У вас было желание вернуться в НБА?

- Да. Но мои шансы на это равны нулю. В Америке с моим именем связано слишком много политики. Двери в НБА для меня давно закрыты.

- Собираетесь пригласить в Пермь родных?

- Сделать это будет достаточно сложно. Добираться сюда из Америки очень долго, и моим детям пришлось бы пропустить слишком много школьных занятий.

- А сколько у вас детей?

- Четверо. Малышка София и три мальчика - Али, Алим и Омар.

- Уже думали, где будете жить после окончания карьеры?

- В Атланте. Там отличный климат, а также хорошие возможности вести свой бизнес и дать детям престижное образование. Последнее - самое важное в нашей жизни.

- О каком именно бизнесе вы говорите?

- Я уже занимаюсь строительством и продажей недвижимости: частных домов, офисных зданий. Думаю, что и дальше буду работать в этой сфере. Она мне нравится.

- Знакомы ли вы с Виктором Александером из ЦСКА?

- Нет. Если мы когда-то и разговаривали, то это было очень давно.

- Верите, что "Урал-Грейт" в этом сезоне способен обыграть ЦСКА?

- Конечно. Иначе я не приехал бы в Пермь. Хотя выиграть у ЦСКА будет непросто.

- Ваша главная мечта?

- В баскетболе - всегда показывать максимум своих возможностей. А в жизни... Прожить ее правоверным мусульманином. И правоверным мусульманином умереть.

16.12.2003/23:52
border=0

Еврокубки

border=0
Copyright (c) Баскетбол на Куличках 2000
border=0

Stolica.ru
Реклама в Интернет

Апорт Top 1000